8.44K
Просмотров

Судьба человека – как кривая кардиографа – то возвеличивает, то роняет, то блуждает в поисках. Нас приводят в восторг острые ощущения,  всплески адреналина, и мы крепко обижаемся, когда, вопреки ожиданиям, на смену эйфории приходят досада и отчаяние. 

От новых друзей Кати исходила некая неведомая сила, что делает невероятно привлекательными в глазах подростков. Ей тоже захотелось ощущать себя властной, значимой, пусть даже жестокой. Вскоре она приобщилась к занятиям оккультизмом и всерьез стала повышать уровень знаний эзотерики.

­­– Что это был за оккультизм,  в чем это выражалось?

– Сатанизм. Как есть христианство или ислам, это тоже религия, только бесовская, религия дьявола, когда люди открыто поклоняются ему, соблюдают какие-то ритуалы, приносят какие-то жертвоприношения.

Там были определенные обряды, сначала приносили в жертву животных. До человеческих жертвоприношений мы не дошли, у нас еще не в такой степени было посвящение, но, тем не менее, мы серьезно к этому относились, серьезно этим интересовались. Мы слушали музыку – музыку поклонения дьяволу, читали литературу о том, что есть такие вещи, как связь с духовным миром. Там также есть учение, что человек состоит из духа, души и тела, и ты можешь в свою душу впускать либо Бога, либо дьявола. И мы хотели сознательно впускать в себя дьявола, чтобы у нас появилась сила, чтобы мы что-то приобрели. За такой союз можно получать деньги, можно получать власть, можно получать сверхъестественную силу. Это было интересно для нас.

– Вы получали то, к чему стремились?

– Получали, много чего получали, власть, по крайней мере. Паша, например, умел воздействовать на людей. Он мог смотреть на человека и человеку становилось больно физически. Хотя при этом бывали такие моменты, когда мы идем с ним, просто гуляем и ему самому становится плохо.

Сначала для меня это все было интересно, как какое-то новое приключение в жизни, как кино какое-то. Молодежь ведь любит остросюжетные фильмы, фантастику, и я вот так это все и воспринимала – как фильм. Наверное, и сам Паша тоже это так воспринимал. Ему нравилось ощущать власть. Мы, например, находимся в компании, и у него с кем-то конфликт, и этот человек сразу: «Ой, все, мне плохо, я ухожу» — до такой степени все это было.

Но потом прошел какой-то период времени, и я начала понимать, что нас самих это разрушает. Я начала понимать, что я как-то изменяюсь, что я становлюсь агрессивной и иногда просто не могу сдерживать свою агрессию, я начинаю злиться и не понимаю даже, из-за чего я злюсь. Могу просто ехать в метро, в электричке, смотрю, меня начинает раздражать какой-то человек и так сильно, что мне даже хочется подойти его ударить или задушить. Я этого не делала, сдерживала себя, но я не понимала, откуда это вырывается.

Начала очень сильно ругаться с родителями. Что было у нас дома – это просто ужас. Особенно меня раздражала мама, она верующий человек, и я не понимала или не хотела понимать, что между нами особое духовное противостояние: она любит Бога, боится Его и ведет достаточно праведный образ жизни – и меня это очень сильно раздражало. Одно время даже ненавидеть начала свою маму, хотя понимала, что это неправильно, она моя мама, самый близкий человек, а я его ненавижу. Мне стало страшно самой от того, что со мной происходило, но я не могла с этим ничего поделать.

У меня начались резкие перепады настроения, состояния, когда я могла проснуться среди ночи от какого-то кошмара или закричать во сне, или хотела ужасно спать, но не могла уснуть. Еще разные мысли, мысли, мысли… Голоса начала разные слышать, физически: пойди сделай то, пойди сделай то…

– Они явно и четко звучали в твоих ушах…

– Явно, да. Хотя я не принимала наркотики, даже никогда в жизни их не пробовала. Если кто-то подумает, что я могла быть под кайфом, то это было не так. Я поняла, что дьявол со мной разговаривает. При этом, я читала литературу о том, что есть связь человека с духовным миром, и я могу заключать с дьяволом договоры, но только на тех условиях, которые предоставляет он.

– Откуда Вы знали эти условия?

– Были книги. Книга есть такая – «Демонология», это наука о демонах, о дьяволе. Это то же, что есть Библия, есть Коран, и у дьявола тоже есть литература, через которую он учит людей. Колдуны, ведьмы тоже учатся по специальным пособиям. И у меня была такая книга, я ее изучала. Допустим, если ты хочешь денег, ты должен совершить определенный обряд, ты должен чем-то пожертвовать, что-то принести или кого-то принести в жертву каким-то образом, и ты получишь желаемое. Мне было страшно, когда ребята, которые этим занимались, (это были подростки, все немного старше меня, если мне было 15, то им от 17 до 20 лет), уходили в лес и там проводили все эти обряды. Они хотели посвятить меня дьяволу, чтобы я, выросши и все изучив, впоследствии стала колдуньей.

Но посвящение силам тьмы так и не состоялось. Пришло осознание страшной правды, в которую оказались втянуты молодые люди.

– Я вышла на откровенный разговор со своим парнем Пашей: «Паша, мне надо с тобой поговорить. Я не знаю, что с нами происходит, но и с тобой все ненормально, и со мной все ненормально. Скажи мне честно: ты серьезно относишься к тому, чем мы с тобой занимаемся? Ты серьезно веришь, что дьявол сильнее Бога, что зло победит добро, что вообще в жизни зло лучше, чем добро, что мы правильно вообще с тобой живем, правильные вещи делаем?» Он мне сказал на это: «Нет. Я уже знаю, что это неправильно, но я уже ничего не могу с этим сделать. потому что дьявол руководит мною, я не могу с ним справиться, он сильнее меня. Тот, кто сидит во мне, сильнее меня, я не могу его выгнать. Я знаю, что это неправильно, я знаю, что бить людей неправильно, тем более убивать, но ничего не могу с собой сделать». (Он не убивал никого, но мог подраться, мог избить человека сильно без причины, просто из-за какой-то ерунды.)

В общем, мы оба понимали, что во зле невозможно жить, это мучительно для нас самих. Даже если мы станем такими сильными, будем служить дьяволу, будем мучить других людей – все равно нам будет плохо самим, еще хуже будет. Мы понимали, что это неправильно, но не могли с этим справиться, это внутри держало.

Потом он предложил мне сбежать, уехать куда-нибудь, когда у него тоже произошел инцидент, конфликт сильный: «Давай уедем, сбежим куда-нибудь, пусть все думают, что мы умерли». Но мне было всего 15 лет и я сказала: «Как так? А как же родители?» — я все-таки была еще ребенком. В 15 лет вроде ты уже и взрослый, уже есть какое-то представление о жизни, но ты еще и ребенок и зависишь еще от каких-то вещей, и я отказалась с ним бежать.

Потом прошло время и Паша погиб. Мне позвонили и сказали, что он попал под поезд, что с ним случился несчастный случай. Я настолько стала несчастным человеком, настолько разрушенным внутри, и в то же время эти эмоции, эти чувства, злость, они начали увеличиваться просто во мне, я начала вообще всех вокруг ненавидеть. Меня все раздражали, я никого не хотела видеть. Бывали такие моменты, я закрывалась в своей комнате и не выходила из нее сутками и не хотела кушать. Меня родители пытались заставлять кушать или хотя бы выйти из комнаты и попить чая – я не хотела ничего. Я очень сильно похудела. Тогда мы жили за городом, и я брала с собой собаку и уходила в лес на несколько часов, просто ходила и плакала: «Паша, вернись ко мне! Как я буду жить без тебя!..»

Мое состояние все усугублялось. Я делала вещи, которые не хотела делать: я кричала на маму, даже матом кричала, делала такие страшные вещи, как, например, уходила на 2-3 дня из дому и не звонить, не говорить, где я. Я не хотела это делать, я не знаю, почему я это делала, я понимала, что это неправильно.

Потом у меня наступило состояние полного отчаяния: я уже устала злиться, устала от всего, что со мной происходит. Тогда я попыталась искать Бога в жизни. Даже не то, что я пыталась искать, я думаю, что Бог пытался искать меня, пытался как-то достучаться до меня в этом состоянии. Были такие моменты: я еду в метро, со мной рядом садится девушка из православной церкви, верующая. У нее лицо светится свежестью, добротой. Она дает мне маленькую книжечку – Евангелие и говорит: «Ты знаешь, что Бог тебя очень сильно любит? Приходи в храм». Все, больше она ничего не сказала, но у меня внутри происходило какое-то сокрушение, и я понимала, что, да, наверное, там выход будет, там мне смогут помочь. Вот такие чувства я переживала. Но потом приходила домой, книжку оставляла и начиналась борьба внутренняя, я слышала голос: «Это не нужно, иди покури, успокоишься от сигареты, выпей пива, тебе станет полегче».

Я уходила к подружке, мы с ней общались, гуляли по парку. Она мне рассказывала свои стихи: «Катюх, зацени, я написала стих!» — и там такое длинное стихотворение красивое, в нем история какой-то девушки, которая в итоге кончает жизнь самоубийством. И у меня тут раз в голове: «Наверное, у меня тоже другого выхода в жизни нет. У меня в жизни все так плохо, у меня нет близких людей, с кем я могу быть откровенной, кто бы меня понимал в жизни, (у меня не было таких людей), наверное, мне вообще незачем жить. Надо покончить жизнь самоубийством». Но потом эта мысль отложилась.

Потом мы всей молодежью поехали на пикник. Сидели с гитарами, костер, и у меня там начался срыв. Я не понимала, откуда это, просто так нервный срыв. Я ушла в глубину леса, опять начала плакать, опять началось это состояние. И опять, уже как навязчивая мысль, голос: «Тебе незачем жить, убей себя».

Мы спускаемся в метро, идет поезд метро, и я уже начинаю слышать голос – уже непросто мысль, а уже как шепот такой на ухо, как будто тебе человек на ухо шепчет: «Прыгни! Прыгни!» Я подхожу к краю метро: «Прыгай, давай, не бойся! Тебе станет легче». Я хотела прыгнуть. Если бы мой друг меня прямо за шиворот не оттащил, я была бы под поездом.

Этот голос не переставал звучать у меня в ушах: «Убей себя! Убей себя!» Я уже не думала о каких-то делах, что надо пойти умыться даже, пойти что-то покушать – мне это было уже не нужно, мне это было уже не интересно. И я с этим состоянием уже ничего не могла сделать, я не знала, что с собой делать, я слышала постоянно: «Убей себя, нужно!»

Я вела дневник, как и многие девчонки в подростковом возрасте ведут дневники. Я читала его и видела, что у меня все события в нем какие-то трагические, я в жизни видела только плохое и переживала только плохие эмоции. И я написала также в дневник, что кроме того, чтобы умереть, я не вижу другого выхода. Еще написала письмо. Очень плохо помню, что я писала, друзьям оставляла послание, что-то типа: «Не обижайтесь на меня, не вините себя ни за что – я сама во всем виновата». Смысл был тот, что я уже точно решила, что покончу жизнь самоубийством, и должна была оставить после себя какие-то слова, как, наверное, в фильмах.

Моя подруга живет на 8 этаже, и я решила, что этого этажа будет достаточно для того, чтобы разбиться насмерть. Я созвонилась с ней: «Давай встретимся, погуляем, мне очень плохо на душе». Мы с ней встретились. У меня была собака – немецкая овчарка, (я очень любила собак). Я ее обычно везде с собой возила – где есть я, там всегда со мной собака, даже в гости. У меня были такие друзья, которые тоже любили животных, и они меня принимали. Но в этот день я оставила ее дома. Она очень сильно скулила, на меня прыгала, может быть чувствовала. Я прощалась со своей собакой, потому что уходила из дома думая, что больше никогда не вернусь, никогда не увижу родителей. Мамы тогда не было дома, с ней я не говорила. Хотела что-то сказать, но не стала и ушла.

Мы сначала погуляли с подругой. Я ей сказала: «Ты знаешь, мне очень плохо, я не знаю, что с собой делать». Она ответила: «Тебе надо выпить успокоительное». Мы с ней выпили сначала пива, потом пришли к ней домой. Она говорит: «Я сейчас дам тебе таблетку и тебе станет легче». Она дала мне какое-то успокоительное, я расслабилась, но мысли не уходили, и голос этот опять начинает: «Давай! Ты решила! Убей себя! Убей себя!»

В комнате, где мы были. около окна стоял письменный стол. Я сказала: «Сделай, пожалуйста, чайку». Она пошла делать чай на кухню, а я залезла на этот стол, достала свое письмо, положила на стол, открыла окно, стала на карниз. Я посмотрела в небо, помню, был очень красивый закат. Был уже вечер, 27 мая, тепло, уже почти лето. Так стоя и глядя на небо я сказала: «Боже, если Ты есть, что-нибудь сделай, я так больше жить не могу». И я опять  услышала голоса: «Убей себя! Убей себя! Убей себя! Прыгай, все!» И я прыгнула в окно.

Потом я провалилась в какое-то темное пространство. Если представить, закрываешь глаза и вокруг тебя как космос черный, только никакого света, только темнота, как какая-то пустота, какое-то пространство огромное. Ни земли, ничего, и я, как космонавт в невесомости нахожусь в этом пространстве, но прекрасно себя ощущаю: мысли свои – все это сохранялось там. И сохранялись голоса тоже. Уже какие-то нечеловеческие голоса слышала. Я не слышала, на каком языке говорят, просто какое-то злое рычание. То ли сзади меня, то ли с боков – было темно и не видно было – но как будто меня кто-то хочет разорвать. Такое ощущение, что как будто как животные бросаются злые, вот такое же я слышала, много, много таких голосов, что как будто звери что ли хотят на меня напасть.

И в этом состоянии я понимала, что есть на небе Бог, и что я должна к Нему обращаться. Я не знаю, как это пришло, я не понимаю, откуда я узнала это, но в мыслях я это знала. Я начал кричать к Богу просто: «Боже, спаси меня! Вытащи меня отсюда! Мне страшно, мне плохо здесь!»

Я не могла шевелиться, я находилась как будто в оцепенении, я не могла глаза закрыть сама, ни открыть. ни закрыть. Было так, как будто парализовало все тело и ты сама не можешь с собой ничего сделать: ни пошевелиться, ни моргнуть, ни вздохнуть – ничего.

Но я могла говорить. И не знаю, говорила ли я мыслями, говорила ли физически, наверное, это было духовно. Сейчас, зная уже Бога, зная, как устроен человек, я знаю, что это был мой дух, моя душа кричала к Богу: «Спаси меня! Боже. спаси меня, вытащи меня отсюда! Прости меня». И Бог ответил на мою просьбу, на мой крик.

Вопреки прогнозам врачей Катя пришла в себя на 5-й день глубокой комы. Открыв глаза, она поняла, что больше не слышит голосов, требующих выполнять команды, больше нет депрессии, не хочется уйти от действительности – есть дух, душа и прикованное к коляске тело.

— Вокруг меня стояли какие-то люди. Я ничего не помнила, я не помнила, что я сделала. Я не на первый день вспомнила, кто я такая, себя вообще. Но с самого первого момента, как я открыла глаза, я понимала, что есть Бог, что Бог меня спас, что Он рядом со мной. Пришел мир. Как будто заново рождается человек – я как будто заново родилась физически, я, наверное, так себя ощущала, хотя я была в сознании, я могла слышать, я могла видеть – я не могу сказать, что я какая-то стала ненормальная, нет, такого не было. Я себя прекрасно ощущала, я понимала, что я личность, и что в мою жизнь пришел Бог.

— Катя, скажи, пожалуйста, вот когда ты летела, это доли секунды, но что-то ты чувствовала?

— Наверное, раскаяние. Наверное, я поняла, что я неправильно поступила. У кого-то перед смертью жизнь проносится, у меня не проносилась жизнь перед смертью, это был момент. Когда я прыгала, у меня не было сил бороться с этим давлением, оно изнутри меня как будто шло, как будто кто-то действительно меня толкал на это. Но я, наверное, осознала, что сделала ошибку, я сделала грех, я страшную вещь сделала.

— То есть на момент, когда ты пришла к этому решению, ты себе не принадлежала.

— Да. Я многие вещи делала, которые я не хотела делать. Я говорила слова оскорбления, я совершала поступки, которые я не хотела совершать. Как будто берет кто-то и тобой руководит.

— Иными словами, мы сейчас не ощущаем духовного мира, мы живем в материи, но ты как раз столкнулась с обоими мирами.

— Да, я это ощущала, я знала, что происходит.

— Если была бы такая возможность вернуть все назад рапидом, ты бы воспользовалась этой возможностью?

— Трудно сказать. Если бы я узнала о Боге, я бы пришла к Богу. Если бы зная то, что произошло и как произошло вернуть все назад, конечно я покаялась бы раньше. Я бы в жизни не совершила этот грех, этот страшный грех. Наверное, самоубийство – это самый страшный грех. Бог дал жизнь, Бог создал человека. Он подарил мне жизнь, и я не имела права убивать то, во что Бог вдохнул жизнь.

Малышке, с редким именем Луиза, 5 месяцев. Своим рождением она сокрушила безрадостный диагноз врачей, как бы утверждая, что последнее слово всегда за Богом, ведь Он исполнял самую сокровенную мечту ее мамы. По классической схеме. конечно: встречи, любовь, брак – ребенок.

— Я слышу голос Бога, я знаю, что Он рядом. Когда Он мне хочет что-то сказать, внутри это такой теплый голос, нежный и сильный. Он мне подсказывает, когда какие-то возникают ситуации. Когда отчаяние наступило в той жизни, и я не слышала ничего, кроме того, что «Убей себя» и не видела другого выхода, то сейчас я слышу голос Божий, Он мне подсказывает, как пройти через это.

Уже совершенно другое восприятие мира, людей, восприятие вообще всей жизни. Рождение новое, как новая жизнь, как будто я родилась, я начала жизнь с чистого листа. Старая жизнь как будто была не со мной. Даже сейчас я рассказываю, я рассказываю историю — да, это все происходило, я все это делала, но как будто это было не со мной.

— Вот как Бог вошел в твою жизнь, ты осязаешь, ощущаешь Его присутствие в своей жизни?

— Каждый день. Бывают такие дни, когда лежишь и сил нет встать, сил нет что-то делать, не могу даже глаза открыть – я так устала, и эмоционально. Я Ему молюсь, я к Нему обращаюсь. Начинаю с утра просить: «Господи, дай мне, пожалуйста, сил на этот день. Приди, наполни наш дом Своим присутствием! Благослови нас, нашу семью! Дай мне сил исполнять свои обязанности». И 5 минут – и все! Я уже в тонусе! В этом проявляется Бог.

Бог во всем проявляется. Я молюсь обо всем, что происходит. Бывает, происходит что-то не так, бывает, я согрешаю, я раскаиваюсь – все бывает. Эмоции тоже разные бывают.

Я хочу, чтобы каждый человек знал, что из всех ситуаций есть выход, и единственно правильный выход – это выход от Бога, который Бог дает через Иисуса Христа. Бог очень сильно любит, из любого отчаяния, из любой ситуации Он может вывести в жизни, абсолютно.

 

Материал подготовила: Анна Касперович

(8439)

Из тьмы к свету. Катерина Папанова

Комментарии

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

2 комментария

  • Наташа
    Ответить

    Слава Господу,что Он спас мою сестричку, от загибели физической, и духовно пробудил к новой жизни,несмотря на все трудности которые пришлось пережить!!!!Любим Тебя,Катюша!!!!твои родные с Украины.

    (2)