1.51K
Просмотров

Материнский инстинкт. Насколько одинаково он развит у женщин? Сразу после своего появления на свет, недоношенная девочка была оставлена на холоде, чтобы умереть. Женя чудесным образом выжила… Позже ей представилась уникальная возможность познакомить со своим Спасителем мать, которая к тому моменту утратила желание жить. История воспитательницы детского дома, познавшей милость Бога.

Как часто мы задаем себе философские вопросы о смысле жизни? Задаем, когда подходим к критическому возрасту. Рождение и быт в любящей семье, безусловно, отличается от жизни на гос. обеспечении. Дети, оставленные родителями, задают себе этот вопрос гораздо раньше. В голове маленькой воспитанницы детского дома Жени ютились самые разные вопросы: от «Кто я и зачем родилась» до «Есть ли Бог?» Однажды серость стен детского дома неожиданно заиграла яркими красками жизни. Все началось с девочки Юли, оказавшейся здесь после осуждения родителей за кражу. К этому моменту она уже несколько лет посещала собрания верующих…

Однажды Женя подошла, чтобы увидеть ту книгу, ради которой девушка просыпается намного раньше других детей, чтобы сесть на краю кровати и много читать.

Каждый день читала Библию! Когда я к ней подошла, я не знала, что она читала… Просто она каждый день просыпалась, садилась на краюшке кровати и читала. Меня это настолько потрясло! Она просыпалась раньше всех других детей:

– Я однажды подошла и спросила: «А что ты читаешь?» А она подняла эту книгу и говорит: «Вот в этой книге весь смысл жизни». Меня настолько это потрясло, ведь это то, что я ищу! А она сказала эти слова и ушла… это заинтересовало еще больше. И когда она рассказала мне про Иисуса впервые, я подумала: «Вот оно!».

В детском доме не разрешено было разговаривать о религии. Когда узнали, что Юля баптистка, на нее сразу же началась атака со стороны учителей, воспитателей, детей… Но внутри Жени было сильное влечение, жажда по Богу, которую нельзя было остановить. И в один из таких дней Женя твердо сказала: «Я хочу покаяться прямо сейчас! Я не хочу ждать, я не хочу думать, можно мне или нельзя, я не хочу откладывать!» И Женя стала повторять слова молитвы покаяния…

– Когда я повторяла за ней слова, — говорит Женя, — во мне все кипело, все настолько менялось! Я понимала, что внутри все менялось! И я понимала: Я НАШЛА!

Теперь жизнь больше не казалась жалкой и бессмысленной. Совместное изучение Библии из вновь обретенной духовной сестрой не оставило места старым привычкам. Драки и обиды, словно по команде, канули в лету. И, все же, в новое, полное надежды будущее, вторглась старая боль — в голове крутился адрес матери, который Женя случайно увидела в своем «личном деле»… День за днем мысленно она писала письмо, в котором говорила о любви и прощении.

– Однажды я написала это длинное письмо на бумагу, нашла конверт и написала на нем адрес, который повторяла наизусть годами. Отдала его воспитательнице, но она прямо при мне взяла его и разорвала. Тогда мне стало еще хуже…

После того, как Женя покинула стены детского дома, она стала студенткой, и беззаботная компания поглотила ее интересы целиком. Она забыла о планах познакомиться с матерью. Хотя, иногда, когда все студенты уезжали домой к родителям на каникулы, Женя опять вспоминала о матери. Юля не раз появлялась на пороге общежития, приглашала в церковь, но это уже Женю не манило. Хорошая стипендия, свобода, которая так контрастировала с детдомовской дисциплиной, увлечение плохой компанией, делали свое. И церковь отодвигалась далеко вниз в шкале приоритетов.

– Иногда было очень тяжело, конечно, — продолжает Евгения Валенция, — когда приходила в общежитие, садилась на свою кровать, и думала: «неужели это все?» Да, есть деньги сходить в магазин и купить себе чего-то, есть возможность выпить с друзьями, и что дальше? Это что, все удовольствия? Это что, вся жизнь? Неужели это — то, что я искала? Неужели это – все?!».

Перелом настал тогда, когда Евгения поняла, что в университете ей больше незачем появляться… И она решила уйти. Только потом она поняла, что теперь ни на стипендию, ни место в общежитии ей тоже рассчитывать не приходится. Когда закончились деньги, друзья исчезли моментально, родителей нет, и девушка оказалась вообще никому не нужной.

– Я стояла посреди улицы и понимала, что мне просто некуда идти. Все! Нашла выход — поступить в другой университет, пришла писать заявление, открываю сумку, а документов нет!..

Поиски документов не давали результатов. Человека без имени на работу не брали. От недоедания стал беспокоить желудок. Подруги одна за другой покинули ее жизнь. В душе образовалась пустота и осознание полного одиночества. Депрессия усугублялась, и в итоге девушка пришла к твердому решению покончить жизнь самоубийством:

– Я вживалась в эту мысль, я переживала. Даже неважно было, как это произойдет, главное — важно было покончить со всем этим! Было очень больно, потому, что никто тебе даже руки не протянул… И когда все было уже спланировано, я ложилась спать и думала: «Все! Это моя последняя ночь!» И в эту ночь мне приснился очень яркий, потрясающий сон, который все изменил! В нем я видела Юлю, которая улыбалась, была такой счастливой!

Женя задалась целью найти свою верующую подругу, которая ей так неожиданно явилась в том незабываемом ярком сне. А еще была какая-то странная внутренняя молитва: «Господи, мне бы ее найти, мне бы ее увидеть!» Эти поиски длились много часов по большому городу. И вот однажды, когда изрядно уставшая Евгения вошла в какую-то арку, она увидела знакомые черты, и все внутри закричало: «Это она!» Но разговор оказался очень неожиданным:

– Здравствуй, Юля.
– Здравствуй, Женя! Я так и знала, что ты сегодня придешь!
– Как? Откуда ты знала?
– Я целых два года каждый день молилась за тебя!

Этот ответ поразил девушку. Оказалось, в то время жестоких переживаний, одиночества и отрешенности, был один человек, который боролся за тебя в молитве! И теперь Юля сделала для Жени еще одну огромнейшую услугу, выслушала ее от начала до конца. И только выслушав все, она ответила одной единственной фразой: «Иисус тебя простит!» Когда девушки прощались, у Жени впервые в сердце ожила надежда.

Через три дня после встречи с Юлей Бог положил на сердце Жене найти мать. Та узнала ее сразу и встретила словами: «Ты — копия отца». Тогда открылось, что мать беременную посадили в тюрьму строгого режима за подделку документов. Девочку она родила шестимесячной прямо в камере. И женщина очень испугалась. Боясь, что будет строго наказана, она просо положила новорожденного ребенка величиной с ладонь на холодный подоконник… умирать. Но ребенок стал так громко кричать, что пришел кто-то из тюремных сотрудников и забрал дитя. Только через 20 минут мать спросили, как она хочет назвать дочь. И с тех пор они не виделись. Мать Евгении не раз приходила под ворота детского дома, просила отдать ей ребенка, обещала измениться, но все было тщетно. Тогда система детских домов была непоколебимой.

С тех пор они поддерживали отношения. Женя время от времени приезжала к ней. Но один случай был особенным. Это было как раз после окончания университета и миссионерской школы, Дух Святой проговорил к ней: «Иди, навести маму». А девушке как раз не очень-то этого хотелось! Но Дух Святой повторял одно и то же «Сходи к маме, сейчас». И когда уже ехала куда-то ехала по своим делам в троллейбусе, опять услышала: «Навести маму». Пришлось сходить на ближайшей остановке, идти к знакомой двери… И первыми словами, услышанными от матери того дня были: «Как ты знала?!» Мать как раз собиралась покончить жизнь самоубийством. Была готова целая тарелка таблеток, даже налит стакан воды. Опоздание на одну единственную минуту изменило бы все. После маминых слов «Я устала от этой жизни, больше не хочу так жить», начался разговор дочери о Боге. В тот день Женя привела свою мать к молитве покаяния. И первыми словами рожденной свыше матери стали слова: «Что со мной? На сердце легко!?».

Но оставались вопросы. Женя не раз спрашивала Бога: «Кто мой отец? Какой он? Где он?». И однажды она среди ночи услышала тот же голос: «Я твой отец!» И тогда пришло озарение: «Я больше не сирота! Я — Его дочка!».

Жене повезло, когда-то она приняла в сердце слово о Боге. Сегодня Женя живет в Америке. Вместе с мужем они воспитывают пятимесячного Давида. Мечты о собственной миссионерской школе с каждым днем приобретают более реальные очертания. Вернувшись к Богу как к Отцу, от чувства сиротства не осталось и следа. На смену страху и безысходности пришла жизнь, полная мира и утешения.
– Многих моих одноклассников нет в живых. После детского дома выживают только двое-трое. И если бы не Бог, меня бы тоже не было!

Материал подготовил: Роман Штипук
(на основе видеопрограммы «Угол» с Александром Шевченко)

(1514)

Больше не сирота

Комментарии

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

2 комментария