250
Просмотров

«Добрые люди подобны звездам, светилам того века, в котором они живут, озаряя свои времена» Бенджамин Джонсон.
Каждому нужно встретить образец для подражания на своем пути. Такими образцами для нас становятся люди, жизненный взгляд которых как бы отражает слова Николая Бредяева: «Вера случается не от чудес, а чудеса происходят от веры». Такие люди украшают и обогащают окружающий мир. Своим служением они изменяют к лучшему жизнь вокруг. Нас притягивает простота и неординарность, сокровенная красота и открытость такой личности. С такими людьми хочется общаться или просто даже побыть рядом, впитывая в себя их жизненный опыт и мудрость.

Джордж Давидюк – евангелист, учитель и музыкант. Человек, рожденный вдали от украинских просторов, США, в сердце своем остается с народом, в который глубоко уходят его корни. Благодаря стараниям своих родителей Джордж прекрасно владеет мелодичным украинским языком. Образцовый отец и муж, он считает свою семью основным местом своего служения и христианского примера. В беседе с Александром Шевченко Джордж раскрывает секреты успеха и закономерности благословений. Делясь своим миссионерским и пасторским опытом, он рассказывает о своем детстве, семье, а также касается вопросов разнообразия стилей музыки и ее влияния на человеческое сознание.

– Сейчас мы завтракали. Я первый раз увидел у тебя на руке кольцо с украинским трезубцем. И у меня внутри такое, думаю: «Джордж! Который был пастором 10 лет! Носит такое кольцо! А этот трезубец, он имеет разные значения. Как же так?! Такой традиционный человек – Джордж!..» Или это я такой традиционный человек? (Джордж смеется). Почему это так важно для тебя?

– Подарил мне его очень близкий друг, Алекс Литвинчук. Он пел с нами в трех альбомах в 70-х годах. Он был ювелир по специальности. В то время, в 1976 году был еще Советский союз. Но украинцы в Америке, и в Канаде также, всегда имели мечту, что в один прекрасный день Бог даст свободу Украине. Кстати, на кольце не только трезубец, но есть еще четыре буквы: В, О, Л, Я.
– Воля! По-украински свобода.
– Вы знаете, что есть политическая свобода, и это все земное. Но Бог сотворил нас всех свободными в душе и в духе. И моя молитва об Украине и обо всех украинцах, чтобы Бог дал им духовно освободиться.
– То есть это кольцо для тебя не просто кольцо? Потому что я не видел раньше, чтобы ты его одевал.
– Это напоминает мне мое предназначение перед Богом для своего народа. Сейчас этот знак стал гербом Украины. Хотя я родился в Америке, мое сердце – украинское, и я люблю Украину.
– Сейчас ты сказал, что родился в Америке, но любишь украинский народ. Почему именно украинский?
– Родное есть родное!
– Ты сейчас потакаешь или содействуешь людям, которые являются экстремистами. Они очень любят Украину и даже доказывают странные вещи!
– Вы знаете, в жизни человека должен быть баланс. Но я начну с примера. Я – рожденный в Америке. Но если ты родился в гараже, это не делает тебя машиной. Нет, родители мои – украинцы. Они приехали в Америку в 1950 году, я родился в 1954 году. Моя мама дома варила борщ, вареники лепила, голубцы…
– Сендвичей не было?
– Нет, конечно! Мои все друзья ели хот-доги, а я – капусту! Одним словом родители привили мне любовь к своему народу. Но воспитываясь в американской культуре, ты набираешься и того и другого.
– Был момент какой-то, когда Украина стала твоим полем, твоим служением? Был какой-то переломный момент, да?
– У Бога есть Свой план, но в детстве я этого не понимал. Мой отец был пастором и очень сильным мужем Божьим. Ключ моего успеха в служении это его молитвы перед Богом. Потому что я еще не родился, а он уже просил Бога о сыне, чтобы Он дал его для Своей воли. Когда я был маленьким мальчиком, отец послал меня в украинскую школу при православной церкви. Я на службу Божию не ходил, но 2-3 часа в субботу – каждую субботу в течение 5-ти лет! – он платил деньги, и я учился украинскому языку: изучал азбуку, месяцы, слова. Изучал украинскую литературу, про Днепр, про Киев, про герб, про этот трезубец – историю Украины. Я думал: «Кому все это нужно?! Я же американец!» Я иногда спорил с папой в 5 годиков и говорил: «Папа, мне надоела уже украинская школа! Почему я должен учить украинский язык? Лучше Вы научитесь по-английски нормально говорить!» А отец посмотрел на меня и сказал: «Сыночек, ты сейчас не понимаешь. Но однажды Бог откроет двери, и ты поедешь на Украину и будешь проповедовать Евангелие твоему народу на родном языке!» Это было в 1959 году, а в 1960 году Никита Сергеевич Хрущев бил по столу ботинком в ООН и кричал: «Мы вас похороним!» Была холодная война, границы закрыты, куда поедешь проповедовать свободно? Но посмотрите, сколько лет прошло, и исполнились слова моего отца, и вот уже 73 раза я был на Украине.
– Был какой-то момент – когда ты первый, второй раз оказался на Украине, – и ты понял, что не просто так отец тебя посылал учиться?
– В первый же день!

В 1973 году взяли меня в город Львов. Там собрание было в доме. Думаю, почему так много народа возле дома? Около тысячи людей было во дворе. А на улице сыро, дождь пошел, кругом грязь, потому что дом на окраине. И я рассуждал про себя, думаю, наверно им дадут сигнал заходить – я не понимал, что они просто не вмещались! Восемьсот людей в доме, набитых как селедка в бочке, потому что это была хата, и хотя стены были убраны, все стояли, потому что места не было посадить всех людей. Только старики сбоку сидели и хор, а все остальные и 12 пасторов тоже стояли вдоль стенки. Как завели меня туда, и запели первую песню «Отче Небесный, Боже могучий!», мне было тогда 19 лет. Я никогда в жизни не забуду этот день! Горячие слезы покатились по моим щекам. Я услышал эту песню в четырех голосах! В американских церквах поют одним голосом, мелодией. Ну кто-то может запоет гармонией. А тут: сопрано берут мелодию, альты – гармонию, теноры ведут свою партию, басы держат низы. И на четыре голоса как запели эту песню! Мурашки по коже, я плакал как маленький ребенок. И в тот первый день я уразумел свое предназначение и понял молитвы и цель моих родителей.

– Легкой ли была поездка на Украину? Ведь это были еще очень сложные годы, 1973 год…
– Очень сложной! Мы везли литературу, и Ярл Пейсти, который был нашим наставником, сказал нам, что на таможне позволяют по одной Библии. Поэтому, говорит, берите одну российскую большую Библию, одну маленькую, Новый Завет на русском, Новый Завет на украинском, Библию на украинском большого формата и маленького. Возьмите хоровых сборников том 1,2 и 3. И вот пять человек едем и берем каждый по такому комплекту, плюс 250 Библий. Мы все это выложили на столе, потому что первый вопрос был: «У вас литература есть?» Я отвечаю: «Есть». Второй вопрос: «А золото есть?» Я про себя думаю, надо же, Библию ставят выше чистого золота. Так и написано! И когда мы все это выложили, они закричали: «Зачем вы привезли столько литературы?!» Короче, начали на нас кричать. Мы испугались, я тогда не знал их стиль и методы работы. Они подчиняли себе людей страхом, наступая. Ты делаешь шаг назад, а они еще наступают. Так примерно час они кричали, кричали, а я хотя самый молодой, но смелый был. И я сказал: «Минуточку! Мы же молодые люди. Почему вы на нас кричите? Мы не глухие, мы прекрасно вас слышим». Они успокоились и стали разговорить нормально. Так вот все и началось. Но с первых дней я уразумел, что нельзя бояться. Ведь они ничего нам не могут сделать! Мы молодые, и они нас боятся, потому что мы утверждены в своей вере. Они: «Мы в Бога не верим!» Я говорю: «Ну не верьте. А мы веруем». – «Это все сказки!» – «Тогда не читайте. Раз это сказки, почему вы их боитесь?»

– Джордж, сегодня Украина, это та же Украина 1973 года? Или это другая Украина? Твоя оценка вообще оранжевой революции: куда рвется эта страна? Что происходит, какие внутренние процессы происходят в Украине? Ты как-то пытаешься сложить все эти пазлы? Ты пытаешься понять, почему в Божьей воле эта страна не на последнем месте?
– Вы знаете, что и та же Украина, и не та. Советский союз был построен на философии, на идеал-гуманизме, что все будут работать, все будут равными, несамолюбивыми, помогая бедным – не будет богатых и бедных, а будет один класс и не будет конфликтов у людей. Но это обман, потому что сердце человека жадное, написано, что оно лукавое. Поэтому нам нужен Спаситель. Однако когда распался Советский союз, те же самые люди, поснимали значки серпа и молота и одели значки желто-голубого трезубца! Если их сердце не изменится, то смена власти ничего не решит. Свобода в данном случае лучше для тех людей, которые владеют сами собою. Человеку, который умеет владеть собой, не нужен закон. Этот закон есть у него в сердце. А человеку, который крадет, говорит неправду, вредит, возбуждает конфликты, нападает – ему нужен суровый и очень четкий закон.

– Ты ездил 73 раза на Украину, пересекал океан – это невероятно! Поделись своим внутренним чувством. Когда ты стоишь перед обычным народом, простыми людьми в селах, в городах, в поселках городского типа, что у тебя в сердце? Какое послание ты несешь этим людям, что ты хочешь им передать?
– Первое, что они хотят услышать – это кто я. И я ставлю себя в их положение: «Для чего этот человек приехал сюда? Что он хочет сказать? Чего он хочет от меня?» Я знаю, перед тем как поверить моим словам про истинного Бога, о котором я рассказываю, они должны довериться мне. И я стараюсь быть таким, как ты сказал. Я раздеваю себя, открываюсь им. Я не начинаю им сразу же проповедовать про какого-то Бога. Я представляю им себя и свою команду. Я рассказываю им про свою жену, про своих детей, одним словом создаю домашнюю атмосферу. Рассказываю как я в украинскую школу ходил, как мы борщ ели, вареники… И люди начинают расслабляться. Второе: я им говорю, что не пришел сегодня говорить им про какую-то особую веру, возвысить одну церковь и унизить другую. Нет, это не моя цель. Может вы греко-католической, римско-католической или православной веры – русского или украинского патриархата, или из евангельской веры – баптисты или другие. Это меня не интересует. Я сегодня хочу делиться с вами про личность Иисуса Христа, которая является центральной фигурой христианства, и про Его Святое Писание. Стараюсь не говорить слово «Библия», потому что это слово очень протестантское. Священное Писание!

– Джордж, какие результаты?
– Результат чудесный! Потому что они видят во мне и в моих людях открытость. Мы доступны для них. И во-вторых, мы используем музыку не для красоты мелодии, слов и так далее. Но музыка есть мерило, которое позволяет нам открыть сердце людям. Ты не можешь петь и скрывать себя! Правдивый певец поет так, что ты видишь его душу. Ты чувствуешь его искренность. Или наоборот. И когда мы поем, то все открываем и свое сердце. И тогда, если людям понравится украинская песня, да еще и хорошая тема – есть что слушать, то люди расслабляются. И вот тогда мы начинаем говорить им про Божью любовь.
– Кто тебя научил такому подходу?
– Это очень хороший вопрос, глубокий вопрос. Я вам скажу свое понимание. Я могу признаться, кто меня научил – это мой отец. Сын, который родился в семье, где пребывает любовь и принятие своим отцом, вырастает с осознанием – кто он есть. Наибольший кризис у мужчин, особенно у славянских – русских и украинских мужчин, что мы ищем признания друг от друга. «Признай меня, что я кто-то или что-то!» Почему славяне так поступают? Потому что отцы не передали сыновьям это чувство. Не говорили им: «Сын, я тебя люблю! Я уважаю тебя. Ты родился для определенной цели в жизни». Вы знаете, что мальчики отождествляют себя с отцом, не с матерью. И мальчики, которые растут без отца, они ищут себя. Поэтому люди не уверены в себе, особенно мужчины, тем более славянские мужчины, потому что они не знают, кто они есть. И они думают, кем же я должен быть? Ага, я буду мачо, таким героем! Я буду Шварцнегером, Штирлецом, или этим, или тем. Но это самообман! Кто ты есть?! Если ты себя уважаешь и знаешь, кто ты, то и люди тебя будут уважать и принимать. Потому что тогда ты не обманываешь. Ты есть кто ты есть, и это привлекает людей, потому что ты оригинален, а не эхо кого-либо. Мой отец вложил это в меня: «Сыночек! У тебя есть предназначение. Бог имеет план для твоей жизни».

– Прямо так и говорил? Так же только за кафедрой говорят…
– Больше всего уроков мы получаем вне кафедры, дома. Самые глубокие уроки мы получаем в семье. Отец часто брал меня с собой, когда проповедовал. Его приглашали большие американские церкви, где было по пять тысяч членов. Он никогда не мог проповедовать на английском языке, и я переводил отца. Мне тогда было 14 лет. Но я хорошо знал украинский язык, и английский в совершенстве. И это были для меня, можно сказать, уроки того, как проповедовать! Я знал все темы отца. Он заранее готовился, имел план, хотя мог и варьировать, конечно. Но я заранее знал, куда он ведет эту проповедь. Это был огромный урок в моей жизни!
Поэтому я знаю, кто я есть. Я могу выслушать других, но имею и свое мнение. И я хочу передать каждому человеку, что Бог и тебе хочет это дать. Ты имеешь ценность, как человек, не унижай себя, не ищи удовольствия в бутылке, сигарете или травке. Ты имеешь большое значение, ты драгоценен.
– Джордж, как тебя воспринимают?.. Ой, мне так хочется перейти на украинский язык вместе с тобой!
Джордж смеется: «Будь свободен!»
– Но я буду на русском в данном случае. Хотя ты, Джордж, можешь попробовать на русском языке говорить.
– Это будет комедия!

– Джордж, ты американец, у тебя много юмора, радости, открытости. И ты приезжаешь в эту сумбурную Украину, и ты обнимаешь их. И я вот чувствую, что это все равно, что дерево обнимать. Они воспринимают тебя как американца?
– Вы знаете, есть стереотипы, как то: типичный русский или типичный американец. Правильно? Типичный американец свои «зубы показывает», где это совсем не нужно. И на всех смотрит и все у него улыбка! Это присутствует в культуре. На всех фотоснимках паспортных американцы улыбаются. А в советских паспортах суровые лица. Так научены! И еще, если ты улыбаешься или смеешься без причины, то ты не серьезный. И это осуждается. С таким человеком не хотят иметь дело, потому что он несерьезный. Поэтому я стараюсь изучить, что хорошо в украинской и русской культуре и взять себе. Американец обычно гостеприимство показывает по-другому. Если он приглашает тебя к себе, то забронирует хороший отель, или мотель, возьмет для тебя в аренду машину и будет возить тебя в ресторан кушать. А украинец скажет: «Нет-нет! Ты будешь спать на моей кровати, а я буду на диване спать. Бери мою машину! Я буду ездить на велосипеде». Так ведь? Таким образом, в разных культурах проявляют любовь по-разному. И это нормально.
Первый, второй, пятый раз, когда я был на Украине – это был «культурный» удар для меня. Я еще балансировал в понимании культур. А сейчас мир становится все меньше. Сколько много молодежи сейчас говорит по-английски! Сколько наших слов вошло в речь и в Киеве, и в Москве. Никогда раньше не говорили слова: паркинг, окей, вау. Это не украинские слова, но сейчас в обиходе есть.

– Десять лет своей жизни, с 28 до 38 лет ты был служителем, пастором церкви. Это вообще отдельная тема. Это полное посвящение себя определенной группе людей – никаких поездок. Как ты пережил вообще это время? Какие выводы ты сделал?
– Да, было такое время в моей жизни. Я думал, что мои песни закончились, поездки мои прекратились также, и я должен находиться в одном месте и служить определенным людям – к тому времени это было 135 семей. В то время рождались наши дети: Андрей, Лука и Лариса. И десть лет я проповедовал по 150 раз в году. Я верно исполнял служение пастора, и первые восемь лет делал это с большим удовольствием. Но когда Советский Союз начал распадаться, последние два года я боролся сам в себе. Я думал, что больше никогда не будем записывать песни, не будем разъезжать. Но в 1986 году брат Павел подошел ко мне и сказал: «Джордж, давай что-нибудь запишем, люди просят». И мы вместе с Антоном Вересом и Павлом записали: «Почуй мене Боже», «Квiтка», «Акорди про любов» и так все началось заново.
– Ты все-таки перешел на свое любимое. А я хочу еще два слова сказать о пасторской работе. Все-таки это одна группа людей. Если ты приезжаешь в какой-то город, где большая сцена, хорошая реклама, одна проповедь, лучшие мысли, которые собраны за все время – это один почерк, один стиль, один подход. Но когда ты варишься в одном котле с одной группой людей, там есть люди, которые конфликтуют, которые недовольны. Часто пастор не выдерживает такой нагрузки: он не спит ночью, у него стрессы, у него не получается, все разваливается изнутри. Как ты переживал это?
– Однажды я сказал Богу: «Зачем ты дал мне этих людей? Я их родил что-ли?» Так говорил Моисей, книга Чисел 12 глава. И Господь явно проговорил в мое сердце: «Я не призвал тебя, чтобы ты спасал людей, исцелял людей, чтобы ты решал все их проблемы. Это не твоя работа». Я не понял сначала, говорю внутренне: «Что?! Если это не труд пастора, то какая моя работа?» Господь ответил: «Я призвал тебя, чтобы ты подвел их ко Мне. Я – Бог! Я буду спасть, исцелять и решать их проблемы. Это Моя работа, через тебя». И когда я более полагался на Бога, мне было легче. Когда стресс уже валил меня с ног, тогда мне хотелось все сложить с себя. Но я думаю, что каждый пастор переживает подобные минуты. Действительно, евангелист, музыкант, учитель, и другие служения подразумевают то, что сегодня ты тут, завтра там. Все тебя любят, ты приехал-уехал, ты друг! А пастор, он меняет пеленки новорожденным младенцам. Вы знаете, что это означает? Что ребенок сделал «беду» тебе. И его сначала надо помыть, почистить. Я вспоминаю, когда был сам отцом. Моя жена работала медсестрой, два-три дня в неделю. И в те дни, когда она отсутствовала, я присматривал за детьми вечером. Вспоминаю про своих мальчиков. Ну только помыл его, только перестелил – все чистенько! Смотрю, опять то же самое! Думаю, ну и труд у матери… Труд пастора такой же.

Джордж Давидюк родился 5 мая 1954 года в городе Нью-арк, штат Нью-Джерси, США. Его родители Андрей и Люба Давидюк бежали с Украины во время Второй мировой войны и переехали в США в 1950 году. Отец Джорджа, Андрей Давидюк, обратившись к Господу в 14-ти летнем возрасте, стал впоследствии евангелистом и пастором. В семье было пятеро детей. Джордж был третьим, у него было также четыре сестры, две старше него и две младше. С 16-ти лет Джордж стал петь в музыкальной группе. На протяжении 12-ти лет он неоднократно совершал поездки по Америке и по Европе. В 1973 году Джордж впервые посетил Украину с группой христиан из Америки в качестве туристов. На протяжении 50-ти дней они побывали в 15-ти городах Украины. Это было время коммунистического режима. И пятеро молодых людей из США своим свидетельством и пением на своем родном украинском языке стали большим ободрением для верующих в Украине. Получив духовное образование в нескольких библейских заведениях, среди которых школы Швейцарии и Калифорнии, Джордж получил удостоверение служителя округа Калифорнии Ассамблеи Божией. После двух лет практического служения он принял пасторство в городе Юнион, штат Нью-Джерси, в возрасте 28-ми лет, где прослужил 10 лет подряд, пока снова не открылись двери в Украину.

В своей первой миссионерской поездке Джордж познакомился со своей будущей женой – украинской девушкой Эсфирь из западной Канады, родители которой хотя и родились уже в Америке, говорили на родном украинском языке. Десять лет спустя, когда ей исполнился 21 год, а Джорджу 26 лет, они в апреле 1981 года поженились. У Джорджа и Есфирь трое детей. Старшему Андрею сейчас 24 года, Луке – 22 года, и младшей в семье Ларисе – 18 лет. Все они являются студентами высших учебных заведений университетов США.

– Музыка, творчество – это отдельный мир. Что происходит в твоей душе, когда ты слышишь звук гитары, например. Я не хочу преувеличенных фраз. Есть настоящие фанаты музыки, искусства, поэзии. Но все-таки, насколько ты любишь музыку? Насколько ты веришь в силу музыки? Что такое музыка?
– Музыка была и остается очень важной частью моей жизни. В 14 лет я имел конфликт в своей душе из-за рок-музыки. У меня было 100 альбомов самого тяжелого рока того времени. Многие не знают этой истории, я тогда еще был подростком. Отец мой смотрел на волосатых, лохматых парней на дисках и говорил: «Зачем ты слушаешь такую музыку?» А я в наушниках слушал, чтобы никто не слышал. «Папа, это не твоя область, это моя территория» – говорил я.
– А что там было, в этой музыке?
– Наркотики, секс, рок-н-ролл.
– А что держало?

– Держало, потому что музыка имеет силу. Вспомните, что Люцифер был ангелом поклонения. И когда он пал, то еще держал музыку в своих руках. Но он хочет ее извратить, чтобы привлечь молодежь на свою сторону.
– Но ты же был верующим! Ты сам говорил, что переводил отца. Что держало тебя?
– Я просто не ориентировался, грех это или не грех. Я думал, что это позволительно. Но я четко помню день, когда я изменил свое мнение. Мне было 14 лет, я стоял на коленях на молодежном служении, когда Бог начал благословлять людей – все плакали, каялись, а я стоял сухой как сухарь. Я задавал вопрос: «Боже, почему я такой сухой? У меня нет молитвы, нет желания молиться. Господи, благослови меня! Что со мной происходит?» И я услышал тихий Божий голос, это было не для всех, а только для меня: «Джордж, уничтожь эти альбомы с рок-музыкой, и Я тебя благословлю». Это было откровение, во-первых, что Бог заговорил со мной лично. Я знал, что это Он, потому что сам себе я бы такого никогда не сказал. Во-вторых, я подумал, а вдруг это грех? Алекс, я не знал, что это было грехом.
– Отец не говорил об этом?
– Отец говорил свое мнение, свое славянское убеждение. Но я считал, что это мое «государство». Я искренно этому верил. Но тут Бог говорит мне, что это грех! Это совсем другое дело. И я ответил: «Господи, если это Ты, то я уничтожу!» И знаешь, что я сделал? Первая мысль была продать эти диски – это же деньги! Бог сказал мне: «Что ты делаешь? Ты отраву продаешь!» Тогда я взял эти пластинки и об колено все разломал. Когда я это сделал, то почувствовал свободу и радость в сердце. Я уничтожил 100 альбомов на 500 долларов! В 70-м году это были большие деньги. С того момента Бог дал мне дар музыки. Неделей позже Иван Попович подарил мне гитару, научил трем аккордам, потом показал еще три. И спустя 30 дней я записал свою первую песню: «Пiдемо мы там, де не буде борнi». Я сочинил ее в свои 14 лет. С того момента Бог давал мне вдохновение, хотя я не был хорошим музыкантом, есть лучше меня. Я не считаю себя хорошим певцом, мой голос очень ограниченный, есть более профессиональные певцы, чем я. Но Бог дал мне помазание в музыке для определенной цели, и я знаю причину успеха: я отдал Богу свою музыку, а Он мне дал Свою музыку. С тех пор музыка является для меня ключом к сердцам людей при евангелизации.

– Как ты смотришь на то, что сегодня в большом христианском мире есть множество музыкальных групп различных стилей и направлений. Они очень уверены в себе, потому что их группа заводит молодежь. Имеется большой эффект. На свои концерты они собирают 10-15-20 тысяч молодежи. Честный твой анализ – что ты думаешь об этом? Это на самом деле музыка, Бог заводит? Может, мы просто не понимаем этого стиля музыки и надо смотреть на это по-другому? Это есть многообразие Божие, и наше однообразие мешает понять друг друга?
– Я скажу так. Бог сотворил мир и дал природе законы. Коротко говоря, мы состоим из духа, души и тела. Музыка тоже состоит из трех частей: мелодии, гармонии и ритма. И эти три части музыки соответствуют нашим: духу, душе и телу. Например, мелодия больше касается нашего сердца, чем ритм или гармония. Мелодия поднимает дух наш, и поклонение – это всегда чудесная мелодия. Струнные музыкальные инструменты, например скрипка, чаще всего ведут мелодию, поднимают нас в прославлении. Гармония существует для того, чтобы поддерживать мелодию, не возвышаясь над ней. Например, в хоре альты хоть и красиво поют, но ведущая роль у сопрано. Красота в балансе, это касается и музыки. Теперь о ритме – это наш пульс. Наше сердце бьется 70-77 раз в минуту, это нормально. Поэтому и каждая песня должна иметь нормальный ритм. Тогда это живая музыка. Даже нежные мелодичные песни должны иметь какой-то ритм. Если песня не имеет ритма, то она мертва. Если тело не имеет пульса, то оно мертвое, правильно? Есть пародия на музыку в стиле диско с таким ритмом: «уц-уц-уц-уц», здесь нет вообще никакой мелодии, нет никаких слов. Например, Дана Самнер написала песню: «Я ощущаю любовь». И вся ее песня состоит из этих трех слов с ускоренным ритмом. Ну, мы поняли суть – ты ощутила любовь, и что дальше? Но это не песня, это арт-инструмент для возбуждения тела пульсом. Если ненормальный ритм в теле, то ты либо возбужден, либо болен, либо при смерти.

Давая ответ на твой вопрос, нужно сказать, что три составляющих музыки должны находиться в балансе. Мелодия должна быть приятной, гармония должна поддерживать мелодию, пульс должен быть нормальный и здоровый. Когда одно преобладает над другим возникает дисбаланс. Например, в гитаре есть диссонансные аккорды и есть педаль дисторшн (Примечание автора: Дисторшн, англ.distortion – разрушение – музыкальный эффект, применяемый джазовыми и рок-музыкантами на электрогитарах и синтезаторах, основанный на внесении в электронный звук преднамеренных сильных искажений; или устройство, обеспечивающее такой эффект). Это возбуждает революцию! Кстати, это как раз отражается на отношениях детей и родителей – отец говорит: «Сыночек, я знаю, что ты уроки сделал, пойдем с нами в церковь!» – «Нет, не буду! Не хочу! Не пойду!» Диссонанс в доме. Так что дисторшн имеет влияние. Ты не можешь слушать музыку и чтобы эта музыка не влияла на тебя.
– Получается, что большое количество поклонников какой-то группы это еще, в Божьих глазах, не результат?
– Да. Потому что цель не оправдывает средства. Мы же не должны становиться наркоманами, чтобы привести к Богу больше наркоманов. Ты не должен становиться алкоголиком, чтобы сказать пьющим: «Придите к Иисусу! У меня есть кое-что получше водки». Нет! Мы не входим в их грех, чтобы привести их к Господу – то же самое с музыкой.
– Хорошо. Джордж, еще несколько моментов о детстве. Что у тебя ассоциируется с твоим детством? Что это был за мир?

– Я, наверное, повторюсь. Я научился, что значит быть отцом от отца. Мой папа был очень хорошим отцом. Он был муж молитвы. Он брал меня с собой, он слова благословения говорил в мою жизнь. И эти слова стали пророческими, но не только те, что касались Украины и славянской работы, но и на мою жизнь. Он меня поддерживал, заинтересовывал, много раз говорил: «Я тебя люблю». Не говори, что мой сын знает, что я его люблю, но снова и снова повторяй ему это. Я часто говорю своим сыновьям, что я их люблю. Знаешь, Алекс, если бы ты спросил меня, какой наибольший успех в моей жизни, то я ответил бы так: наибольший успех в моей жизни и в моем служении это то, что все мои трое детей спасенные, крещены Духом Святым и крещены в воде. Они любят Бога больше всего в жизни. И я мирно и верно живу со своей супругой вот уже 26 лет. Когда я умру, и что-то напишут на моем надгробии, то я не хотел бы, чтобы там было написано: «Был прекрасный певец, хороший проповедник, известный человек». Я хотел бы, чтобы написали: «Был верный христианин, добрый отец, любящий муж». Наша жизнь в основном складывается из семьи, и из моей семьи вытекает мое служение. Если бы моя жена не верила мне, не поддерживала меня, то не было бы и моего служения.
– Как ты сказал? Из семьи рождается служение?
– Да. Из семьи.
– Причем здесь семья? Ты талант!
– Потому что Бог, когда сотворил человека, то не сотворил его одного, хотя мог бы! Но Бог сотворил двоих, и двое станут одна плоть. Потом у них родились дети. Самые главные уроки в жизни мы получаем не поодиночке, а в контексте семьи.
– Кто для тебя твои дети, твои сыновья?
– Это моя жизнь. Если я приобрету весь мир, а разрушу свою семью, чтобы иметь признание – то что я приобрел? Есть проповедники очень успешные в каком-либо служении, в какое-то определенное время, но их дети оставляют Бога и идут в мир. И еще, написано в Библии, что кто не печется о домашних своих, тот отрекся от веры и хуже неверного. Поэтому, главное в моей жизни это мои дети, моя жена.
– Насколько ты уверен, что твои первый и второй сыновья никогда не говорят своим друзьям: «Да отец у меня вообще отсталый!»

– Не-ет! Послушай, на третьем году учебы старшего сына в колледже подошли ко мне два парня: «Вы – мистер Давидюк? Отец Андрея?» – «Да!» – «А можно с Вами поговорить?» Я сказал, что конечно да, но сам заволновался, может мой сын их обидел?.. Потому что они были атлеты, и мой сын тоже очень хороший атлет. «Мы хотели с Вами познакомиться, потому что Ваш сын, Андрей, имеет самое большое влияние на нашу жизнь. Мы родились в христианской семье, но поступили в колледж и ушли в мир. А ваш сын нашел нас, вытянул оттуда и все время зовет на молитву, на разбор слова Божьего. Мистер Давидюк, он так много рассказывает про Вас, про Ваше служение на Украине, как Вы брали его на труд с сиротами. Он всегда вспоминает Вас! Аж не верится! Мы хотели пожать Вам руку, посмотреть в глаза – это правда или нет. Мистер Давидюк, Вы воспитали такого прекрасного сына! И как он Вас любит!»

– Это говорили тебе молодые ребята?
– Представляешь?! Американцы, по 22 года им. Я был в шоке, комок к горлу подступил, говорю им: «Спасибо, спасибо…» Когда отошел от них, я трепетал и благодарил Бога. То, что ты вкладываешь в своего сына – это как пускать хлеб по водам – оно вернется тебе. То, что ты сеешь, будешь жать. Поэтому я сеял в жизни своих детей.
– Ты так же уверен в своей супруге?
– О, моя жена очень тихая! Я мог бы сделать такой список: моя жена должна быть поющей, музыкальной, высокой…» Но Бог не дал мне певицу, Бог мне не дал пианистку, Бог мне не дал известную персону. Она такая стыдливая, тихая, но имеет духовный характер. Она молитвенница, верная и очень снисходительная. Я дружу со своей супругой, она не только жена мне 26 лет, но действительно моя подруга. Когда у меня свободное время, то мы идем просто погулять, я и она. Каждый вечер, если погода позволяет, идем куда-то в парк, я держу ее за руку, и она мне рассказывает про свою жизнь. Сегодня мужья хотят видеть в жене любовницу, но не хотят дружить с супругой. Любовь любовью, но жена это и подруга жизни.

– А если еще более откровенно? Я слышал много разговоров о Джордже Давидюк такого характера: ну он же модель! Он супер смотрится. А в 1988 году девушки, женщины – ты еще ходил в таком белом жакете…
– Уф, я краснею! (Джордж шутит).
– Есть искушения, есть соблазны?
– Есть, конечно. Мужчина, который говорит, что у него нет искушений, мертвый. Он бетонный.

– Ты же от дома далеко! Ты на сцене.
– Открою один секрет. Это поможет и молодым людям, и уже взрослым. Если ты сбережешь себя чистым в пути – это еще один фактор, который даст тебе силы побеждать искушения, когда ты женат. Некоторые ребята говорят: «У нас столько искушений! Столько девчат красивых». Но будь верным и знай одну жену в своей жизни, потому что наступят такие моменты, когда женщины сами будут себя предлагать или еще что-нибудь. И только тогда ты устоишь, потому что у тебя есть укрепляющий фактор – когда-то ты «не вляпался», и сейчас не захочешь. Много было у меня таких минут, когда дьявол хотел разрушить мою жизнь, но я знал, что я дитя Божие. И сегодня я не изменил своих мыслей и хочу закончить свое служение чистым.

– Еще вопрос, Джордж. Ты прилетел сюда в Калифорнию на три дня. График у тебя очень плотный. Ты сказал, что хочешь найти время 2-3 часа, чтобы встретиться с одной семьей – просто помочь им, просто поговорить с ними. Тебе за это что-то платят, за эту консультацию? Я утрирую, конечно, специально преувеличиваю, но на самом деле – зачем тебе все это? Ты же занят, у тебя деловая поездка сейчас! Честно скажи, что движет тобой и что мотивирует? Это чужие люди, они тебе не родственники. Почему ты должен из этой деловой поездки вырывать 3 часа своего времени и посвящать его семье, у которой проблемы? Ты же всем не поможешь!

– Конечно, нет. Но в жизни мы все делаем инвестиции: в дом, машину, в бизнес. Куда-то вкладываем свои деньги, время, силы и старания. И хотим получить определенный результат от этого. И это разумно! Мудрый человек не будет инвестировать без ожидания что-либо получить обратно. Я уразумел одну истину, Христос сказал: «Не приглашай тех людей, которые тебя приглашают. Не иди в тот дом, где тебя хорошо примут и накормят. Но ищи тех людей, которые не могут заплатить и не могут воздать тебе взаимно». На первый взгляд, действительно можно сказать – ну что я буду с этого иметь?! Но это Божественный секрет, таинство. Когда мы поверим в слова Иисуса Христа и делаем так, то обнаруживаем сокровенное богатство, которое называется радостью. Мы послужили бескорыстно, по доброй воле, без сомнений – послушают они или не послушают, поверят или не поверят. Это зависит от них и от Бога. Но ты имеешь удовлетворение.
Мое служение на 95% состоит из служения для славян, но раз в год я еду в Индию. Некоторые говорят: «Зачем ты едешь туда?» Потому что там есть бедные люди, о которых я пекусь. Они не покрывают мне мои расходы: не оплачивают билет, я не имею от них никакого вознаграждения за то, что целую неделю с утра до вечера трачу свое время, хотя мог бы где-то в другом месте заработать какую копейку, чтобы поддержать свою семью. Ведь у меня также есть свои расходы. Мой дом, например, еще не выплачен. Но для чего я еду? Когда я служу бедным людям, которые не могут отблагодарить меня, я возвращаюсь домой таким насыщенным, таким наполненным! Так получается, что чем больше мы отдаем, тем больше имеем. Жена мне говорит: «Может, не поедешь? Все-таки билет стоит…» Я отвечаю: «Знаешь, Эсти, я возвращаюсь назад уже готовым трудиться со славянами целый год!»

– Если бы у тебя была финансовая возможность, какой проект ты бы хотел воплотить? Что бы ты сделал, если бы имел денег столько, сколько надо!?
– Я бы расширил служение на Украине, закупил бы хорошую звуковую аппаратуру, сцену купил бы, освещение… Потому что приходится выступать в очень примитивных кинотеатрах – свет не работает! Поэтому хочу закупить портативное освещение.
– Но это речь примерно о 50-ти тысяч долларов. А я говорю о чем-то большом.
– Тогда надо подумать.
– Это уже ответ!
– Просто мои идеи малы и скромны, хочу быть верным в малом, чтобы возрасти для большего.
Я евангелист и учитель, мои потребности невеликие. Хотя сейчас цены очень выросли на Украине, но зато реклама стала хорошо работать. Большие рекламные щиты и маленькие с подсветкой очень хорошо работают, но все равно каждый раз на них требуется 10-15 тысяч долларов.

– Я имею сейчас очень острое чувство сказать всем, кто нас смотрит и слушает: не пропустите мимо этой информации. Может, вы сидите и думаете, что интервью интересное. Молодец Джордж! Делает, что может по своим силам. Я уверен, что есть люди, которые имеют много средств – могут жить в Европе – Испании, Франции, Швеции, также в Украине, в России. У вас есть бизнес? Сейчас мы говорим о реальных вложениях. Это не жертва даже, как бы что-то выбросил, и оно не возвращается. Это инвестиции. Может, вы захотите покрывать эти евангелизационные кампании? Они требуют иногда 100-200 тысяч долларов затрат за каждую. А почему нет? Почему Франклин Грэм может это сделать, а мы не можем это сделать!? Вот есть человек, которого Бог родил и призвал для Украины, но он просто органичен и лимитирован средствами. Если вас Бог призывает, и речь не о тысяче долларов, а о сотнях тысяч долларов постоянно, то откликнитесь. Потому что жизнь проходит, жизнь слишком драгоценна. И мы все когда-то станем перед Богом. У тебя есть средства? – У него есть призвание! У него есть дар. Может, Бог хочет соединить все наши силы в одно? Чтобы мы не разделялись в этом на деноминации, чтобы были одно целое. И показали миру перед Его пришествием, что мы – Его церковь, не разделенная ни возрастом, ни полом, ни национальностью, ни этнической принадлежностью. Мы тело Иисуса Христа! Пусть Бог проговорит в ваше сердце.
И последний вопрос Джорджу. Как ты себе представляешь смерть или момент встречи с Иисусом Христом, один на один?

– Очень интересный вопрос. Мы живем верою в то, что не видим, к чему не прикасаемся, чего не слышим. Для меня Иисус особенный и реальный. Он не далекий, я каждый день с Ним беседую, каждый день слышу Его нежный голос в моем сердце. И я знаю, что когда приду на небо – я пришел домой!

Материал подготовлен на основе свидетельства «Угол» с Алекандром Шевченко.
Печатная версия: Людмила Цыганкова{tv/video/videos/viewvideo/333/1{/tv/video/videos/viewvideo/333/1remote}remote}{tv/video/videos/viewvideo/333/1remote}http://pema.tv/video/videos/viewvideo/333/1{/tv/video/videos/viewvideo/333/1remote}{/tv/video/videos/viewvideo/333/1{/tv/video/videos/viewvideo/333/1remote}remote}

(250)

Аккорды про любовь

Комментарии

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>